В Петербурге уволили обозревателя газеты “Коммерсант” Марию Карпенко. Об этом журналистка сообщила на своей странице в Фейсбуке во вторник. По мнению Карпенко, ее уволили из-за недовольства Кремля и Смольного тем, как она освещает избирательную кампанию временно исполняющего обязанности губернатора Петербурга Александра Беглова в телеграм-канале “Ротонда”.

Увольнение Карпенко произошло за четыре дня до вручения премии “Золотое перо”, где она дважды вошла в число номинантов, в том числе в категории “Новые медиа” – за телеграм-канал “Ротонда”.

По словам Марии Карпенко, глава издательского дома Владимир Желонкин объяснил увольнение тем, что её публикации в телеграм-канале “противоречат редакционной политике издания”. Он назвал это “активизмом, несовместимым с журналистским статусом”. О том, что у руководства издательского дома есть претензии к выражению ею собственного мнения в соцсетях, в момент увольнения Мария услышала впервые.

Мария Карпенко считает, что инициатива уволить её “не принадлежала редактору издательского дома: он столкнулся с давлением из Кремля”. В интервью Радио Свобода журналистка сообщила, что ушла из “Коммерсанта” по соглашению сторон, и поэтому оспаривать свое увольнение не собирается:

Я веду телеграм-канал “Ротонда”, что, по мнению главного релактора, не соответствует редакционной политике

– Мы с “Коммерсантом” прекратили трудовые отношения по соглашению сторон, поэтому ни о каких спорах речи нет. Руководство издательского дома сообщило мне, что “Коммерсант” больше не может продолжать со мной трудовые отношения, поскольку я пишу в телеграм-канале с названием “Ротонда”. Это авторский телеграм-канал, который я веду вместе со своей коллегой из газеты “Фонтанка”. Так вот это, по мнению главного редактора издательского дома “Коммерсант” Владимира Желонкина, не соответствует редакционной политике издательского дома.

​– О чем вы пишете в телеграм-канале “Ротонда”?

В последнее время мы много писали про действия врио губернатора Петербурга Александра Беглова

– О петербургской политике без тех ограничений, которые на нас накладывает редакционная политика наших изданий. То есть в этом канале мы выражаем свое личное мнение, как если бы это была колонка в газете. В последнее время мы очень часто писали про действия врио губернатора Петербурга Александра Беглова, в частности, критиковали его за то, что медиа-политика Смольного стала после его прихода менее дружелюбной по отношению к журналистам из независимых изданий.

–​ И сразу после этого руководство ИД “Коммерсант” решило прекратить с вами трудовые отношения. А в вашем договоре написано, что вы не имеете права вести телеграм-канал?

Я склонна считать это давлением со стороны органов власти

– Сейчас в издательском доме нет никаких внутренних правил, которые регламентировали бы высказывания журналистов в соцсетях и вообще за пределами газеты. Поэтому для моего увольнения формально никаких причин не было. Именно поэтому мы его оформили как соглашение сторон. Разумеется, Владимир Желонкин говорил о решении расстаться со мной как о собственном решении. Но поскольку я считаю “Коммерсант” одним из самых независимых и влиятельных СМИ в России, думаю, что главный редактор по собственной инициативе не стал бы принимать подобное решение. Поэтому я лично склонна считать это давлением со стороны органов власти.

–​ Как вы вообще расцениваете это увольнение? 

Они пытаются обезопасить большое СМИ, пожертвовав одним сотрудником

– Я считаю, что со стороны издательского дома это попытка обезопасить большое СМИ, которое делает очень много хорошего и пишет много качественных текстов, от давления со стороны властей. Они делают это, пожертвовав одним сотрудником. Я расцениваю это так и вполне могу понять позицию руководства “Коммерсанта”. Ну, а со стороны властей, я думаю, это просто попытка зачистить медиа-пространство.

–​ Есть у вас какие-то предложения о дальнейшем работе? Чем собираетесь заниматься?

– Я бы пока об этом не хотела говорить, но я, разумеется, не оставлю журналистику и буду продолжать писать о петербургской политике, – рассказала Мария Карпенко. 

Глава издательского дома “Коммерсант” Владимир Желонкин сообщил Радио Свобода, что решил прекратить трудовые отношения с Марией Карпенко, потому что она работала в двух медиа: 

– Мы не уволили Марию Карпенко, а расстались по соглашению сторон. Это связано с тем, что она работала в двух медиа. Мы предложили ей выбрать, где работать, и она выбрала “Ротонду”. Мы расстались.

– Это никак не связано с политикой?

– На мой взгляд, нет.

–​ То, что она не имела права писать в телеграм-канале “Ротонда”, было как-то отображено в договоре о сотрудничестве?

– В договоре о сотрудничестве у нас есть правила поведения в соцсетях. Кроме того, согласно контрактам журналисты “Коммерсанта” не могут работать в других СМИ. Я принимал это решение самостоятельно, никто на меня давления не оказывал. О цензуре речи не идет – ее заметки в “Коммерсанте” никто не цензурировал, – пояснил главный редактор ИД “Коммерсант” Владимир Желонкин.

Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский назвал увольнение Марии Карпенко актом политической цензуры, за которым стоит врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов:

Это цензура, это давление на журналистов, это акт ограничения свободы СМИ

– Это цензура, это давление на журналистов, это акт ограничения свободы СМИ. Хотелось бы сказать, что это не первый случай в питерской практике. Нечто подобное регулярно повторяется. Один из первых примеров, о котором мало кому известно, случился в 1996 году – когда в Петербурге проходили выборы мэра, а в России – президента. Тогда практически весь отдел политики газеты “Невское время” был вынужден уйти из издания, потому что то, что происходило в газете, трудно было назвать иначе, как введением политической цензуры в пользу действующего мэра Петербурга Анатолия Собчака. Так что это уже не первая подобная ситуация в нашем городе.

​– За что уволили Марию Карпенко?

Перед выборами стараются зачистить информационное поле

– Машу Карпенко я знаю лично, она уже несколько лет журналистка нашего парламентского пула, журналистка очень профессиональная, очень толковая, она хорошо пишет. Но мне понятно, что перед выборами стараются зачистить информационное поле. У нас и так пространство свободной прессы, радио и телевидения сокращается как шагреневая кожа. Уже почти не осталось изданий, где могут непредвзято и объективно писать о политике, в том числе об избирательных кампаниях. А сейчас, видимо, перед выборами уже совсем стали плохи дела у господина Беглова, если он сводит счеты даже с девушкой из “Коммерсанта”, которая всего лишь осмеливается не расхвалить его, как это делают все приближенные к власти СМИ, а писать то, что происходит на самом деле.

–​ Как Александр Беглов выстраивает отношения с журналистами в городе? Насколько он открыт для общения, для критики?

Он закрыт для критики, он ее не любит и боится

– Он закрыт для критики, он ее не любит и боится. Он открыт для общения только со своими, я бы сказал, или “ковальчуковскими”, или “пригожинскими” средствами массовой информации, которых допускают даже на закрытые заседания правительства. Они с ним ездят на мероприятия, куда других журналистов не пускают. Он не губернатор, он лицо, временно исполняющее обязанности. Надеюсь, что временно, до сентября, не позднее. Потом жители выберут себе настоящего губернатора, и это будет не Беглов. А пока информационная политика такая, чтобы держать и не пущать, не позволять критиковать, запрещать, давить, увольнять. И прославлять лицо, временно замещающее губернатора, – полагает Борис Вишневский.

Телеграм-канал “Ротонда” Мария Карпенко ведет с коллегой из “Фонтанки” Ксенией Клочковой. Там публикуется то, что не попадает в тексты официальных СМИ. В последнее время особое внимание уделялось врио губернатора Петербурга Александру Беглову и его окружению. В частности, Карпенко пыталась добиться того, чтобы работа городского правительства была одинаково открытой для всех журналистов. 

HG-New          Web Hosting

Written by Glasworld

оставить комментарий: